Костромской пр. ⇒ Санкт-Петербург

История объекта: Костромской пр., дом 2


дата события историческая справка источник
«Ковчег» в Удельной
Воспоминания старожилов - сегодня порой единственная нить, которая помогает восстановить связь между настоящим и прошлым, особенно там, где последние следы этого прошлого исчезают буквально на глазах. Удельная, ставшая в последние годы одним из полигонов уплотнительной застройки, стремительно теряет последние островки своей старины. Совсем недавно не стало «ленинского дома» на Ярославском проспекте, а на месте руин бывшего Удельного земледельческого училища возводится ныне многоэтажный жилой комплекс.
Тем важней становятся воспоминания тех, кто помнит, хранит в памяти прежний облик тех мест. Уникальными воспоминаниями о жизни и быте Удельной 1920 - 1930-х годов поделилась петербурженка Дина Давыдовна Кац. Выпускница Герценовского института («блокадный» диплом получила в ноябре 1941 года), она больше тридцати лет работала преподавателем русского языка и литературы. ...
Дина Давыдовна родилась в Лесном в 1919 году, а с 1921 года ее семья обосновалась на Костромском проспекте, 2, на углу Удельной улицы. «История этого дома очень интересна: он прошел путь от усадьбы до «общаги», - рассказывает Дина Давыдовна. - В октябре 1921 года весь дом с большим участком земли арендовал мой отец, который держал свою частную рыбную лавку на рынке, находившемся на теперешней Светлановской площади. При нэпе и даже немного позже, когда еще было можно, лавка оставалась, и торговля шла успешно».
Дом был очень большим, с красивой башенкой и застекленной верандой. Прежде, до революции, нижний этаж занимал владелец дома, а второй, верхний, этаж предназначался для обслуги. В начале 1920-х годов в доме еще сохранялись остатки прежней «барской» роскоши. Внизу находились гостиная с камином, кабинет с кожаной тисненой отделкой, столовая с роскошным буфетом и детская, окна которой выходили на застекленную веранду. Рядом с домом располагались служебные постройки - дворницкая, прачечная, дровяной сарай и конюшня. На Костромской проспект выходили большие двусторонние ворота, а на Удельную улицу - узорчатая калитка.
«Чтобы получать доход, отец начал сдавать комнаты, и вскоре наш дом стал напоминать Ноев ковчег - так много в нем жило народу, - вспоминает Дина Давыдовна. - Семейная чета Чулицких даже сделала попытку открыть в доме кафе, но желающих посетить его оказалось мало, и заведение просуществовало недолго и вскоре закрылось. Если в Чулицкой видна была «дворянская косточка», то все остальные жильцы в основном оказались простыми людьми из деревни. Некоторые на рубеже 1920 - 1930-х годов перебирались в город, чтобы избежать раскулачивания. Один из постояльцев привел с собой из деревни коня, арендовал для его содержания конюшню и занимался грузовым извозом. Больше двадцати человек обитало в ту пору в нашем доме. Для жилья использовался буквально любое свободное место. Дворницкую заселила большая семья, примчавшаяся из деревни, а гостиную пришлось поделить на две части, и каждую из них заняла семья из трех человек».
По словам Дины Давыдовны, отношения между жильцами складывались добрые, хотя, конечно, коммунальная ругань случалась. Дети росли вместе. Группами семей нередко отмечались праздники.
«Большим событием для Удельной 1930-х годов стала постройка бани на Ярославском проспекте, ставшей одним из центров жизни местных обитателей, - вспоминает об удельнинской жизни предвоенной поры Дина Давыдовна Кац. - По тем временем эта баня соответствовала всем современным требованиям». В 1930-х годах культурно-бытовым центром Удельной считался также Скобелевский проспект. «Здесь находились магазины, а также кинотеатр «Уран» - единственный в ту пору кинотеатр на всю Удельную. А в доме 10 по Костромскому проспекту долгое время жил известный многим удельнинцам детский врач Княжецкий. Это был тип чеховского интеллигента. Недалеко от нашего дома, за полотном железной дороги, в Удельном парке стоял деревянный домик лесника. Он держал корову, и мы до войны брали у него молоко».
Здесь, в Удельной, Дине Давыдовне довелось пережить блокаду. С февраля 1942 года она служила по мобилизации в 19-м батальоне МПВО, который базировался в средней школе № 12 на проспекте Энгельса, почти напротив улицы Рашетова. «Это был женский батальон, мужчины являлись только начальниками, - вспоминает Дина Давыдовна. - В этой школе мы жили в казарме: роты «дегаз» (дегазационная), медико-санитарная и пожарная. В небольшом здании рядом располагался взвод наблюдения и разведки, в котором я начинала службу, штаб и химическая лаборатория. Во время бомбежек мы наблюдали за возникновением очагов поражения, тушили пожары, разбирали дома на отопление, отвозили покойников на Пискаревку...»
На домах, подлежащих сносу, по распоряжению жэка ставили две буквы - «ПС», что означало «подлежит слому». Решение о сломе домов принимала специальная комиссия. Материал от разобранных домов шел на отопление детских садов, хлебозаводов и других гражданских объектов...
Дом на Костромском удалось отстоять от сноса во время блокады, однако он не устоял перед реконструкцией района. Дина Давыдовна жила в нем до самого расселения в конце 1960-х годов. Когда дом разрушали, деревянные балки перекрытий оказались настолько прочными, что их не удавалось сломать. Тогда дом подожгли, и он потихоньку тлел. Потом на месте дома и сада образовался пустырь, и лишь только одно напоминало тут о прежней жизни - деревянная будка водопровода со стороны Костромского проспекта...
Смотреть весь текст.






Историческая справка по домам, Костромской пр.

Костромской пр., 2

История проспекта(56)
История дома(1)
Фотографии проспекта(73)
Фотографии дома(0)
НЕДВИЖИМОСТЬ:
Квартиры и комнаты(1)
Коммерческая(0)
Загородная(0)

GradPetra в социальных сетях